Крупным планом. Боль Беслана.


17 лет назад в бесланской школе №1 произошел один из самых страшных и жестоких терактов в истории современной России. Боевики покусились на святое. На детей. 1 сентября, во время торжественной линейки, посвящённой началу учебного года. В течение двух с половиной дней террористы удерживали в заминированном здании школы более 1100 заложников. Детей, учителей, родителей.

Накануне памятных событий в Беслане Уральская Ассоциация «Центр этноконфессиональных исследований, профилактики экстремизма и противодействия идеологии терроризма» решила организовать пресс-тур для журналистов Уральсокго федерального округа в Беслан. В поездке приняли участие и представители югорских СМИ. В Беслане журналистов встретила Надежда Гуриева, учитель истории, которая в во время трагических событий вместе с другими попала в заложники к бандитам и находилась там до конца захвата. Надежда Ильинична была классным руководителем выпускного класса, кроме того трое ее детей также учились в этой школе. Историю, которую Надежда Гуриева поведала журналистам из Югры она рассказывала сотни раз. И готова делится тяжелыми воспоминаниями и дальше. Чтобы люди не забыли об этой ужасной трагедии.   Ведь доживших до сегодняшнего дня заложников спасает лишь одно – память о погибших детях, о не вернувшихся со школьной линейки взрослых.

(( Надежда Гуриева))
В 9.20 уже начало припекать. Решили начинать, не взирая на опаздывающих. Но не было ребят, у которых были важные роли – не пришел мальчик, который был должен дать первый звонок по сценарию, не было старшеклассниц, вручающих подарки первоклашкам. Возникла некая суматоха. Площадка наполнялась людьми, обратила внимание, что было очень много маленьких детей, как потом узнала, в тот день не работали несколько детских садов, поэтому родителям пришлось взять малышей с собой. Мои дети были тоже рядом, младшая Ирочка пошла во второй класс, средняя Вера – в 6-й, а Борис – в 9-й. В этой суете я видела их мельком. Даже не успела оценить, как Верочка смотрится в бальном платье, в котором ей предстояло выступить на школьном концерте. Попутно выслушала недовольство завуча за «плохую организацию», настроение было испорчено. Я повернулась лицом к своему классу, которые уже стояли в каре, и в этот момент раздается крик. Я поворачиваюсь и вижу за спинами детей морду боевика. Короткая борода, бледное лицо, в руках автомат».

Большую часть заложников завели в спортзал. Как вспоминает Надежда Ильинична, около тысячи пленников буквально утрамбовали на одной четвертой зала. На каждого приходилось по крошечному пятачку пола.

«Представляете какая там была давка. Я на середине остановилась. Тут ко мне подходит моя племянница, она в 5 класс перешла и младшая моя дочка второклассница Иришка. Бантик держит в руке, вся зареванная. Я спрашиваю: «Где Борик и Вера?», она ответила, что не знает. Я беру их за руки и мы идем через весь зал, протискиваемся к месту под баскетбольным щитом. Там на кольце висела бомба и видимо поэтому было чуть свободнее.
Пока мы усаживались, один из мужчин Руслан Бетрозов пытался успокоить людей, просил, чтобы они не поднимали панику. Говорил он по-осетински. Это не понравилось боевику, который был в зале, всех предупреждали, чтобы говорили по-русски. Он крикнул мужчине: «Ты что здесь самый умный?» и выпустил в него автоматную очередь. Его тело тащили через весь зал, за ним тянулся густой кровавый след. Бандит выхватил мальчишку из сидящей на полу толпы и заставил вытирать кровь собственной рубашкой. Этим мальчишкой был сын Руслана. Так вышло…

Когда зал заполнился людьми террористы начали минировать. На баскетбольных щитах на стенке, на арматуре были натянуты провода от одного кольца к другому. В разных частях зала у боевиков были кнопки, чтобы по команде привести самодельные взрывные устройства в действие.  Бандиты в первый день были довольные, смеялись и радовались, даже запись, которую они вели в первые часы захвата на видеокамеру назвали «Время веселья».  Вот только уже на второй день, когда все пошло не по их плану. Они окончательно озверели. Перестали совсем давать воду заложникам.

«На второй день нам сказали, что воду пить нельзя, она отравлена. Не все понимали, что невозможно отравить воду в отдельно взятой школе. Мы пытались передавать это шепотом: «Если есть возможность пить, пейте». Тогда бандиты сломали краны и забили их заглушками. Взрослых не выпускали из зала, детей иногда отправляли в туалет маленькими группами. Мне довелось выйти, один из захватчиков скомандовал вывести десяток детей. Остальные справляли нужду в зале, где стоял жуткий смрад. Становилось трудно дышать. Жара, вонь, у людей начались обмороки. Мальчишки раздевались, девочкам приходилось мучаться в духоте. Я им говорю: «Снимите хотя бы бюстгальтеры, полегче будет». Потом кто-то из ребят сообразил взять с собой во время выхода несколько бюстгальтеров. Поролон хорошо впитывает воду, таким образом удалось тайком принести воды.
Становилось все тяжелее, туалеты переполнились, боевики сделали в одном из кабинетов дырки в полу, дети ходили туда. Не помогали и разбитые окна. Они «сжалились» и дали одному мальчишке ведро, в котором мыли пол, налили воды и разрешили напоить людей. Одним ведром».

Двухдневные переговоры с террористами ни к чему не привели. Боевики все больше нервничали. Они понимали, что их план провалился. Одновременно в штабе также понимали, что штурм приведет к большим жертвам и пытались продолжать переговоры. Однако днем 3 сентября события развивались уже помимо чьей-то воли.

((Первый взрыв произошел в зале. Боевик стоял у двери и пытаясь успокоить людей, стрелял вверх. В какой-то момент раздался негромкий хлопок, образовалось облако дыма. Я не успела даже крикнуть детям «ложитесь», как рванула мина. Скорее всего, после взрыва убило первого боевика, который сидел на кнопке, он отпустил спусковой механизм и произошел второй взрыв. Эта мина нас положила всех. Дальше я не видела. Как все побежали, я не помню. Как минимум час после взрыва я была в бессознательном состоянии. ))

После первого взрыва народ побежал. Обезумевшие пленники пытались выскочить из окон, бежали, не думая ни о чем. Боевики стреляли в спины. Бойцы спецназа рванули вперед, чтобы защитить убегающих людей. Живым щитом они встали между бандитами и бегущими пленниками.

((Я когда в себя пришла после взрыва, увидела, что Верочка рядом со мной лежит. Она уже была холодная, тело — сплошной синяк. Ручки на груди скрещены, улыбка на губах и кровавые слезки на щеках. Сколько я была в бессознании, не знаю. Я вернулась на этот свет. А моя доченька – нет.
Вижу, Иришка с Анечкой что-то лопочут мне. Понимаю по губам, говорят, что люди бегут. Я их подтолкнула жестом: «Если есть куда бежать, бегите». Верочку было уже не спасти, а Борик шевелил руками, он не мог встать. Он был весь залит кровью, но это была моя кровь. У Бори было всего два маленьких входящих отверстия, но эти крошечные кусочки металла были смертельными.
После взрывов боевики перегнали всех оставшихся в живых в столовую. Шел бой. Выстрелы, гарь, шум, крики, стоны. В это время спецназ выдернул решетку с окна и в помещение запрыгнули наши солдаты. Пока одни вытаскивали детей, другие, стоя в полный рост, прикрывали собой заложников. Первой из нас на улицу вытащили Иришку. Ее спас Саша Богомолов». ))

Всего в результате чудовищного теракта погибли 333 человека. 186 из которых. Дети.
((Пауза))
Почти всех погибших похоронили на одном кладбище. Его называют Город Ангелов.  У входа установлен памятник «Древо скорби». Его крона – распростёртые руки женщин, которые держат ангелов. У другого входа на кладбище — монумент погибшим бойцам подразделений «Альфа» и «Вымпел». Нет в мире лекарства, способного хоть немного приглушить боль Беслана. Доживших до сегодняшнего дня заложников спасает лишь одно – память о погибших детях, о не вернувшихся со школьной линейки взрослых. Эту память они хотят сохранить для потомков.

«Эту боль невозможно погасить. Мы будем с ней до конца жизни. Мы возвращаемся в тот сентябрь каждый раз, когда переступаем порог руин школы. Но как бы ни было больно, мы не имеем права забывать о той беде. Люди должны помнить. Как только мы начинаем забывать, мы получаем такой же урок. Как только наши ветераны, которые пришли с Великой Отечественной войны, начали нас жалеть и не все рассказывать, что было, стараясь не травмировать, оградить, мы получили то, что получили. Это все связано. Это — сохранение памяти. Человек без памяти — не человек.
История — это жизнь каждого из нас, каждой семьи. Она как водоем из ручейков собирается. Если мы какой-то ручеек начинаем перекрывать, все истончается, уничтожается и получается не море истории, а грязная лужа. Нужно, чтобы героями в нашей стране были не придуманные «человеки-пауки», а реальные ребята. Те, которые со сломанными ногами, раненные не выходили из боя, спасали нас из плена, собой накрывали гранаты, которые понимали, что сейчас убьют, но говорили: «Работайте братья!» . Нужно равняться на тех, кто в окружении бандитов, оказавшись перед лицом смерти вырывает чеку гранаты со словами «это вам за пацанов!»
У нас такая богатая история в стране, огромные ценности, главные из которых – люди. О них нужно помнить…»

Ранения, психологические травмы, массовые похороны. С годами с этой болью удается жить. Но для Надежды Ильиничны, потерявшей двоих детей, страшнее всего вранье и спекуляции на тему Беслана.

Через год после нашего освобождения повсюду вышло множество программ, фильмов, сюжетов, статей про теракт. Было больно смотреть. Не потому, что эти кадры и строчки возвращали нас в то время, невыносимо слышать и видеть ложь.

Трагедия в Беслане изменила многое. Именно после этого чудовищного теракта в России было принято решение о создании Национального антитеррористического комитета. Вышло множество законов и нормативных актов направленных на противодействие идеологии экстремизма и терроризма. А 3 сентября по всей стране проходят памятные мероприятия, посвященные жертвам всех терактов. Югра не исключение. Во В день солидарности борьбы с терроризмом памятные мероприятия прошли во всех муниципалитетах Югры. В борьбе с терроризмом наше общество должно выступать единым фронтом. Только так можно победить зло. С пониманием относится к работе спецслужб. Не сеять не нужную панику в интернете.  Большинство из нас это понимает. ((Пауза)) И 3 сентября в день солидарности в борьбе с терроризмом. Тысячи наших сограждан пришли на площади городов, чтобы почтить память жертв терактов.

 

Автор: Ханнанов Руслан Рахимчанович

Конкурс «Журналист года Югры», номинация «Терроризм не пройдет»

Ссылка на источник: https://ugramediaperson.ru/works/work621636641160/